Детям с церебральным параличом нужна постоянная реабилитация.

Церебральный паралич — это группа нарушений, к которым приводит повреждение мозга. Человеку, у которого он есть, бывает сложно контролировать свои движения, равновесие и позу. Церебральный паралич невозможно вылечить, но с помощью реабилитации (а вернее, абилитации) можно улучшить контроль над телом. Однако многие из методик реабилитации не только неэффективны, но и могут быть опасны. MeduzaCare рассказывает о самых популярных из них.

Прежде чем приступать к занятиям, важно оценить состояние ребенка. Это позволяет понять, какого прогресса можно ждать, какие ставить цели и с помощью каких инструментов их добиваться. Для этого специалисты используют различные шкалы. Например, систему Классификации больших моторных функций (GMFCS), которая показывает, насколько хорошо человек контролирует свое тело. I уровень — ребенок сможет ходить без ограничений, и это будет одной из целей абилитации. V уровень — он сможет передвигаться в инвалидном кресле, но не управлять им. В таком случае даже длительные занятия не позволят ребенку ходить, а значит, цели абилитации будут иные.

К сожалению, в России некоторые клиники и специалисты обещают вылечить церебральный паралич у детей или как минимум добиться значительного улучшения в контроле над телом, не обращая внимания на международную практику и данные пациента. Для этого часто используют подходы, которые не доказали свою эффективность или даже не проверялись в качественных исследованиях.
Нейроразвивающая терапия (Бобат-терапия, Войта-терапия)

Бобат-терапия — это попытка устранить неэффективные, патологические движения и выработать новые, более эффективные. Для этого специалист буквально управляет человеком: удерживает, распределяет его вес, перемещает.

Войта-терапия помогает вызывать рефлекторные движения (обычно ползание или переворачивание). Для этого терапевт надавливает на определенные зоны тела, пока ребенок лежит на животе, боку или спине. Подробнее на сайте https://advmedica.com/cerebral-palsy/.

У обеих этих методик нет доказанной эффективности. «Ключевое отличие этих методов от физической терапии, которая признана наиболее эффективной, в том, что они оказывают пассивное воздействие на пациента, — говорит эрготерапевт центра реабилитации „Апрель“ Анна Лучникова. — Последние исследования же показывают, что нужно включать ребенка в активный контроль за своим движением — обучать его, как планировать движения, оценивать среду и реагировать на ее изменения».
Роботизированные тренажеры и терапевтические костюмы

В России популярны костюмы «Адели», «Гравистат» — они создают нагрузку на отдельные части тела ребенка с помощью эластичных тяг и опор (можно использовать только у пациентов, которые способны удерживать вертикальную позу), а также «Атлант» — коррекция позы происходит из-за нагнетания воздуха в отсеки костюма (используют в лежачем положении).

Из тренажеров в клиниках могут использовать, например, «Локомат» и «Армео». Первый имитирует самостоятельную ходьбу и задуман восстанавливать функцию нижних конечностей. Второй тренажер должен делать тоже самое для верхних конечностей. Для этого он поддерживает руку, пока пациент пытается выполнять ею движения, чтобы пройти игровое задание с экрана монитора. В мире отсутствуют качественные исследования, выводы которых подтверждают эффективность роботизированных костюмов.

«Человек с церебральным параличом может испытывать серьезные трудности на всех этапах движения, например, когда планирует его, совершает или получает обратную связь на телесном уровне от совершенной активности. А используя тренажер или костюм, он опять же является просто пассивным участником некоторой заданной программы и не тренирует пострадавшие из-за этого состояния навыки, — рассказывает эрготерапевт Анна Лучникова. — Внешне, конечно, все выглядит так, как будто ребенок начал идти и контролировать свои движения, но все это за него делает робот или костюм. Как только ребенка вынимают из устройства — он теряет возможность так двигаться».